ИСТОРИЯ ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫХ РАБОТ

casaAntiguaЖелание создать дом для творчества возникло ещё до приобретения "дома Великорецкого" в бывшем Романове на Волге, а в настоящее время в левобережном Тутаеве.

Это старинное деревянное здание построенное по типу северных домов: в четыре окна по фасаду, четыре окна подклети и светелкой во всю длину крыши.

Когда я впервые его увидела, дом был в очень плохом состоянии и готов "сложиться". Мой друг, художник из Ярославля Сергей Зайцев, после совместного осмотра взял с меня слово, что я никогда не куплю его. Но что за неведомая сила заставила меня изменить решение до сих пор есть загадка жизни. Только сам город с Волгой и переправой на лодках, аллеями с особым видом берез, привлекал меня, и что здесь жил художник Эдуард Выржиковский.

Итак, в доме жить нельзя. Всё разгорожено. В окнах нет стекол. По левой стороне дома опасно ходить, может обрушиться. Подклеть сырая и вся покрыта развесистыми мхами. Полы древние, собраны в "приплотку со шканями" по - старинному, положены на глину и на кругляк. Все стены проконопачены мхом и витой пенькой добротно. Кладка в основании дома на крепком, как для церквей, известковом растворе. Печь, на которой держался дом, разрушена и главной матрицы нет, поэтому и крыша сильно прогнулась. Вокруг дома убогие пристройки, сарай для скота.

gostinaia050Вначале решили укрепить развалившийся фундамент и углубить на 1,5 метра подклеть чтобы можно было ходить. Вода топила, из углубления качали насосом. Размик Геворкян самоотверженно и профессионально сделал кладку. Затем порушили левую сторону дома и создали заново пол и стены. Сарай, входы пристройки разрушили. Везде стояла вода. Отвоевывали шаг за шагом пространство для жизни.

Любые работы я дотошно обговаривала, чтобы не нарушить основу дома и прекрасную архитектуру. Интересно заметить, что в Константинополе древние дома также построены, и возможно что именно оттуда пришел стиль строительства, когда на доме фонариком лежит с двух сторон светелка во всю длину крыши.

На втором этаже, где сегодня расположилась гостиная, была малюсенькая кухня с печью. За перегородкой была комната с убогими железными кроватями, окнами затянутыми пленкой. Три года эта комната была нашим приютом.

SL550036Мы разломали перегородки. Появилась новая трудность: потолок стремительно повис на 15 градусов вниз. Чтобы это исправить были проведены сложнейшие работы по вытягиванию плоскости потолка при помощи ригелей.

Потом я решила содрать все обои. Горько было обнаружить что под ними, по всему потолку и стенам, лежала гарь на 4 сантиметра толщины и зиял большой выгоревший кусок стены.В помещении при шлифовке дерева работали в масках, и никого от взвеси не было видно.

В рeзультате борьбы с каждым сантиметром пространства комната получалась красивой.

Высокие окна с овалом дополняли ее уникальность, и вообще всего сооружения. Мне хотелось сберечь и выявить эту красоту. Старые рамы пришлось заменить, но новые были сделаны по их образцу.В общей сложности работы длились около трех лет. Изначально, мы не знали что она будет гостиной. Так получилось со временем.

303Затем мы двинулись на крышу. Так как она была с переломанным хребтом, то решили отреставрировать светелку. Вот где было страшно ходить! Все было готово рухнуть с трубой.

Строители стремились скорей, а я понимала, что надо сохранить уникальность строения, применять старинные природные материалы. Это не всегда удавалось.

Например, хоть я билась как птица, объясняя, что светелка фасада уникальна, собрана из могучих бревен и красота как проложена меж бревен пенька, просила оставить фасад светелки внутри чердака как памятник архитектуры. В дождь поехала к бригадиру далеко вглубь района просить сохранить конструкцию, а приезжаю - все бревна раскатаны, под дождем на них мокнут старинные обои.

Но вдруг под обоями мы обнаружили старинные письма. Ими были обклеены бревна. Качество туши такое что не растворяется водой, а прекрасный стиль письма красивым почерком был как подарок. Мы с Алексеем долго отъединяли эти реликвии.

004Шаг за шагом, из года в год, мы продвигались и продумывали каждую деревяшку или плитку как красиво и практично встроить в этот реставрируемый организм. И только потом после трудных землеройных работ, кирпичной кладки, остекления, вставки везде новых окон и дверей мы начали по-старинному глиной с песком и немного цемента обмазывать весь дом на сетку и закрывать весь дом досками с напуском.

Затем пристраивали веранды для удобства художников чтобы сушить и вывешивать работы специально.

Вообще, я как художник продумывала каждый шаг так, чтобы здесь было приятно жить и работать людям любой творческой профессии. Дом постепенно наполнялся красивыми предметами, которые я всю до этого жизнь собирала. Неожиданно все пригодилось.

Самое дорогое и сложное было ввести и продумать тепло в дом. Печи три раза перестраивали, прокладывали трубы с горячей водой в пол. Потом эпопея с введением воды в дом.

Потом эпопея с введением воды в дом. Потом сложное и долгое введение освещения: провода, недостаток напряжения из-за старой линии. Только устройство удобств для тела чего стоили!

А баня! Вот еще предмет творчества! Дерево стояло три года прежде чем его использовали для постройки парной.

Уже два года делаются наличники для главного дома. Можно ли передать радость когда поставили первые. Но каждый день за 15 лет созидания был радостью достижения хотя бы одного шага вперед. И всегда мечта то о балконе, то о свете.

Я поняла очень простую истину - до всего надо дожить !

Лилия Петровна Славинская
Тутаев, 27 мая 2014

 

ФОТОГРАФИИ РАЗЛИЧНЫХ ЛЕТ
ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ И РЕКОНСТРУКЦИИ ВНУТРИ ДОМА